программа для моделирования
17 мая 2023
Фото: freepik.com

Пара тысяч CAD и PLM-систем за семь лет: реально ли это?

Всего семь лет выделило правительство российским разработчикам на создание 2 300 новых единиц CAD и PLM-систем. Это должны быть решения для тяжёлой и средней промышленности, но, какие именно, авторы проекта «Новое индустриальное программное обеспечение» (НИПО) не уточнили. Выхода у компаний нет: по словам премьер-министра РФ Михаила Мишустина, в 2022 году из 100% решений, используемых на производствах, всего 23% — российские. Зависимость от иностранного софта, по его мнению, нужно срочно исправлять. Но возможно ли это в такие короткие сроки и в текущих реалиях?

Из дорожной карты проекта НИПО следует, что восполнить отечественные CAD и PLM-системы нужно до 2030 года. Впрочем, есть и не такая далёкая критическая дата. Так, согласно дорожной карте, количество российских решений в 2021 году исчислялось 1 323 единицами, а к 2025 году должно вырасти до 2 082. А это, учитывая, что осталось всего два года, звучит ещё менее реалистично. Чтобы понять, есть ли потенциал у наших разработчиков, нужно определить, чего же ждёт от них правительство.

Часть или целое

Что такое PLM-система и зачем она промышленности? Как объясняют эксперты, это программное обеспечение для управления жизненным циклом изделия. При этом под одним этим понятием подразумевают значительный объём связанного функционала для автоматизации инженерной деятельности и управления данными на разных этапах производства. Со слов директора по стратегическому развитию ГКС (АО «Группа Систематика») Дмитрия Прилуцкого, сама по себе PLM-программа может состоять из большого количества компонентов, и CAD входит в их число.

Специалист уверяет, что, согласно дорожной карте проекта НИПО, речь идёт о числе зарегистрированных результатов интеллектуальной деятельности (РИД), то есть отдельных составляющих.

Спикер считает, что при такой постановке задачи целесообразно разобраться с вопросом, что допустимо считать минимальным РИД. С юридической точки зрения, это может быть отдельный полнофункциональный модуль, который решает конечную инженерную задачу, например проектирование зубчатых передач. Однако его также можно представить в виде макроса по автоматизации отдельного действия, к примеру, для создания изображения в формате .jpeg при сохранении детали в PDM-систему.

«760 макросов может за выделенное время написать один программист, в то время как для написания одного полноценного решения требуется работа коллектива из нескольких специалистов. Команда должна включать экспертов с предметным знанием в области автоматизации: бизнес-аналитиков, архитекторов решений, системных аналитиков, программистов, тестировщиков, технических писателей и т. д.», — рассказал г-н Прилуцкий.

Эксперт считает, что, несмотря на отсутствие критериев минимального РИД, авторы проекта всё же стремятся стимулировать создание инженерных решений, а не отдельных функций автоматизации.

Есть и второй вопрос о том, как государство планирует мотивировать разработчиков. Дорожная карта включает объёмы федеральной поддержки, что, конечно, является положительным фактором. Однако одно условие может стать барьером: входной уровень на рынок разработки ПО PLM крайне высок. С одной стороны, программное обеспечение PLM — это узкоспециализированная отрасль. Спикер отметил, что для постановки задачи на создание ПО такого класса программистам необходимы опыт работы в машиностроении и понимание сквозных процессов формирования изделий на уровне не ниже начальника отдела. Но с другой стороны, необходимость ведения раздельного учёта трудозатрат согласно условиям гранта требует отдельных навыков и ресурсов в области документооборота, то есть дополнительных кадров узкого профиля.

Так кто же сможет создать 2 000 полноценных решений? Имея в виду всё сказанное выше, представим компанию-разработчика, которая способна создавать нужные рынку РИД. Так, по мнению Дмитрия Прилуцкого, это коллектив из 10-15 специалистов, обладающих знаниями и опытом в предметной узкоспециализированной области и навыками разработки ПО. Но самое важное: чтобы собрать, сформировать, разработать и протестировать системы, команде потребуется до нескольких лет. Выходит, что за выделенное время одна команда создаст 1-3 решения. Следовательно, для выполнения условий проекта необходимо уже сегодня иметь не меньше 250 подобных коллективов. А в России их пока всего около 30!

Заместитель генерального директора по науке АО «Си-Софт Девелопмент» Михаил Бочаров выразил сомнение в том, нужны ли эти вообще решения в таком объёме, виде и качестве.

«Все перечисленные в указанной дорожной карте инструменты, в том числе и CAD, и PLM, — составляющие новой отрасли информационного моделирования, в самом начале становления которой в России мы находимся. Она значительно отличается от иностранного BIM, так как объединяет многие классы ПО в западной классификации и выходит на новую ступень вертикально-интегрированной цифровизации. Стоит ли измерять её зарубежной линейкой ценностей?» — отметил г-н Бочаров.

Спикер уверен, что запросы предприятий за это время могут не единожды измениться. Поэтому возникает ещё один вопрос, не приведёт ли стремление выполнить заданные показатели к отклонению от курса создания действительно необходимых продуктов. Он считает, что наиболее правильным решением будет задуматься о линейках бесшовных решений, их формате и стандартах, которые обеспечивают надёжную передачу данных. Или, например, о лидирующих линейках, в которые встроятся отечественные разработчики со своими продуктами. По словам спикера, в России создано несколько операционных систем. Однако, как показывает практика, нужна лишь одна, которая хорошо работает. Смогут ли между собой эффективно взаимодействовать целых 2 300 решений?

Что делать разработчикам?

Как мы уже выяснили, для выполнения задачи дорожной карты проекта НИПО нужно в десять раз больше команд разработчиков, чем есть в стране сейчас. Однако цель остаётся прежняя. Какие пути решения у российских программистов есть в текущих обстоятельствах?

С одной стороны, пути прозрачен. Согласно государственной программе, специалисты должны получить заказ и финансирование и приступить к созданию. Преградой в цепочке реализации, по мнению экспертов, может стать только отсутствие этих звеньев. Кадров и отраслевых инструментов в стране хватает.

С технической точки зрения существует два варианта того, как за отведённый срок создать компоненты PLM-систем — их выделил г-н Прилуцкий. Первый — разработка standalone, или автономного, приложения (версия приложения, которая не требует дополнительных программ).

Оно даёт исполнителю максимальную гибкость и свободу действий в выборе среды построения, языка программирования, стандартных библиотек и прочего. Однако спикер отметил, что такое приложение не интегрировано в PLM-программу и обладает массой неудобств для пользователя.

Второй способ — создание встроенного модуля одной из существующих PLM-систем российских вендоров. Эксперт уверен, что этот вариант максимально выгоден пользователю с точки зрения целостности конечного продукта. Но при этом он значительно сложнее для исполнителя: нужно осваивать API конкретной PLM-системы, выбирать из ограниченного количества языков программирования, привязываться к конкретному поставщику, то есть мгновенно на треть сократить количество своих потенциальных потребителей. Кроме того, разработчик зависит от конкретного вендора, который, например, не захочет отдавать выполнение массового функционала на сторону или имеет слабую техническую поддержку.

Какой же путь наиболее подходит российским ИТ-компаниям? Эксперты считают, что в рамках импортозамещения первый вариант решения задачи достаточно нецелесообразный. Дело в том, что за последние годы западные поставщики программ PLM оптимизировали процессы создания изделий машиностроения именно за счёт интеграции отдельных программных продуктов. А вот второй способ имеет вполне реальные перспективы, однако почва для формирования кооперации и появления разработчиков как таковых абсолютно не готова, уверен Дмитрий Прилуцкий. По какому пути пойдут отечественные ИТ-компании, сказать пока сложно.

Станет ли разработчикам легче дышать?

«Иностранные компании стремились создать в России рынок по своим правилам. Для этого они вкладывали большие средства в рекламу и продвижение, создание зависимости или даже «моды».
С их уходом у российских айтишников появился новый стимул сделать что-либо полезное для потребителя и в интересах технического законодательства», — поделился мнением заместитель генерального директора по науке АО «СиСофт Девелопмент».

Впрочем, есть и другой взгляд на ситуацию. В течение последнего года на рынке образовался пробел, который отечественные игроки потенциально могут заполнить. Если бы не мешало одно «но»: ни один из российских вендоров не в состоянии своими силами построить экосистему, в которой многочисленные разработчики формировали бы единый целостный продукт. Г-н Прилуцкий подчеркнул, что причина кроется не столько в уровне государственной поддержки, сколько в отсутствии опыта и понимания ключевых принципов функционирования экосистем крупных поставщиков.

И немудрено: помимо рекламирования своих продуктов, зарубежные разработчики успели выстроить в России интегрированные коммерческие инфраструктуры. Они занимаются постоянным изучением перспективных методик вместе с крупными машиностроительными предприятиями. Кроме того, на базе прототипов эти компании разрабатывают ПО, сопровождающие технические материалы, лицензированные решения и другое. Опыт создания таких инфраструктур, по словам спикеров, сохранился лишь у единичных компаний. Остальные не просто не имеют подобных комплексов, но и частично не осознают необходимости их образования, что негативно влияет на развитие российских PLM-систем и достижение целей проекта НИПО.

программист
Фото: freepik.com

На что способны

Из-за перечисленных ранее факторов, в частности неопытности российских разработчиков на фоне зарубежных вендоров, не всем решениям ушедших компаний получится создать аналог. Дмитрий Прилуцкий отметил, что сложнее всего будет заменить продукты с наукоёмкими составляющими, в основе которых лежат сложные математические методы. К ним в числе прочего относятся: CAD-функционал по построению сопряжений сложных поверхностей с высокой степенью гладкости и управления большими сборками и разнообразные расчетные CAE-модули и PLM-системы в отношении построения оптимальной комплексной архитектуры. Ещё сложнее местным разработчиками будет с замещением инструментов 1D-моделирования, которые хранятся в библиотеках западных вендоров. Это тысячи математических моделей, свойства систем и их компонентов, разработка, верификация и валидация которых может занимать месяцы.

Для создания 2 300 решений до 2030 года необходимо не менее 250 команд разработчиков

Однако эксперты считают, что отчаиваться не стоит. Справиться с задачей по созданию 2 300 решений у компаний получится, если они будут следовать одному проверенному многолетним опытом путём: добросовестно выполнять свои обязательства и сохранять тесный контакт с потребителем на всех стадиях построения ПО.

В России уже существует ряд собственных решений, которые набирают популярность и в целом получают положительные отзывы от отрасли машиностроения. Спикеры выделили среди них продукты «Аскон» и T-flex. Большие надежды отечественная промышленность возлагает на новинку от «Росатома» — систему полного жизненного цикла «САРУС», базовую версию «среднего» класса, которая должна увидеть свет в ближайшее время. Г-н Прилуцкий считает, что, как любому новому продукту, «САРУСу» понадобится определённый срок на доведение до состояния готовности к эксплуатации. В области инженерных расчётов эксперты отметили CAE-системы «Логос», CADFLO, Flowvision.

А в числе PLM-компонентов для узкоспециализированных задач — ElectriCS от CSoft и САПР «Макс» от ОКБ «Аэрокосмические системы» для проектирования кабельных программ и жгутов, Delta Design от Eremex для разработки печатных плат, CAM Adem, «Гемма-3D», «Спрут» и другое ПО.

Что в перспективе

Несмотря на то, что на плечах российских программистов лежит создание двух тысяч новых решений, эксперты уверены: они вольются в процесс становления нового класса ПО для информационного моделирования. По словам Михаила Бочарова, ИТ-компании справятся также и с технологиями информационного моделирования по формированию и ведению информационной модели объекта от бизнес-замысла до архивного хранения. Как и отметили спикеры, при идеальном развитии событий программисты возьмутся за создание нескольких бесшовных линеек.

«Рынок отечественных продуктов также нуждается в поддержке в виде ограничения собственной разработки до 20-25% для госкорпораций. В противном случае развитие, ранее сдерживаемое западными вендорами, получит новые «тормоза» от крупных госкомпаний с административным ресурсом», — подытожил г-н Бочаров.

Михаил Бочаров
Исполнительный директор компании «СиСофт Разработка» (ГК «СиСофт», CSoft), глава комитета по стандартизации в области промышленного и гражданского строительства АРПП «Отечественный софт» Михаил Бочаров

«Нужно не финансировать разработчиков, а дать им возможность найти свою нишу на рынке. Для этого нужно создать чёткую госпрограмму помощи потребителю в переходе на отечественное ПО и угомонить «нормативные штормы». Действующую программу пятидесятипроцентной компенсации затрат надо распространить не только на облачные, но и на коробочные решения. Также следует обеспечить другие виды поддержки в виде налоговых, арендных и иных льгот. Доверие потребителя будет крепнуть при развитом рынке и возможности выбора из нескольких качественных продуктов».

Текст: Анастасия Семёнова

Этот материал опубликован в журнале
Промышленные страницы №3, 2023.
Смотреть другие статьи номера
Автоматизация
Рекомендуем
Подпишитесь на дайджест «Промышленные страницы»
Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
Популярное на сайте
Бизнес-кейсы
Индустрия 4.0
Подпишитесь на Телеграм-канал